Символический Батька

Сложно придумать лучшее событие, которое символизировала внешнюю политику Украины по пяти лет после Оранжевой революции, как визит в Киев» отца «Лукашенко. И если бы мы не хотели рассматривать эту сдачу последнего дипломатического форпоста украинской стороны (четыре года в Киеве делали все возможное, чтобы Лукашенко не засветился именно в украинской столице), очень сложно свести это к банальной «двусторонки».

Во-первых, визит Лукашенко очень хорошо оттеняет неофициальный международный статус, в котором в последнее время оказался Виктор Ющенко. Ранее российские дипломаты очень любили в неформальных разговорах рассказывать, что Лукашенко очень выгодно Владимиру Путину, потому что последний на его фоне выглядит большим демократом. И если кто-то из западных партнеров осмеливался в разговоре с ним аккуратно намекнуть о правах человека, то он мог со спокойной душой кивнуть на партнера по союзному государству: «Мол, разберитесь сначала с тем, что творится в Беларуси, а потом поговорим о России».

Теперь Лукашенко может стать таким же хорошим фоном и для Ющенко. Виктору Андреевичу выгодна компания Лукашенко, чтобы на фоне «родители» казаться в глазах международного публики хоть немного выигрышно. Ведь ни для кого не секрет, что в восприятии и внутреннего потребителя, и мирового, Ющенко не только оказался плохим менеджером, но и плохим демократом.

Более того, пребывание рядом с Лукашенко дает возможность Ющенко быть на виду и слуху у западных политмейкеров. Беларусь пока есть такой мейнстримовая темой в европейской политической дискуссии (или как модно говорить — дискурсе), которой была пять лет назад Украина. Более того, если тогда некоторые европейские страны (прежде всего Литва) занимались Украины, так как были страшно разочарованы Беларусью, то в данный момент наблюдается обратный процесс — они увлеклись Беларусью, потому что не хватает ни сил, ни терпения наблюдать за тем, что делается в Украине. Неудивительно, что новый литовский президент Даля Грибаускайте первой из президентов стран ЕС приняла «батька» у себя в Вильнюсе. Тем самым перехватив роль посредника между Минском и Брюсселем, на которую после Оранжевой революции так рассчитывал Киев. Кстати, прагматическая Грибаускайте — единственный западный лидер, которая согласилась составить компанию белорусском и грузинскому президенту и порадовать также и украинского президента своим визитом в Киев в этом месяце, то есть — в разгар предвыборной кампании. И то несколько дней назад мои литовские собеседники не готовы были назвать точную дату визита, объясняя такую неопределенность эпидемией гриппа в Украине.

Во-вторых, встреча Лукашенко и Ющенко в Киеве является хорошим знаком для российского руководства. Нет, не только потому, что может напугать Путина (которого «отца» публично критикует) и Медведева (которого, уподобляясь Обаме, наоборот вроде любит) потенциальным альянсом двух газовых транзитеров. А еще и потому, что наглядно демонстрирует — договариваться оба президента могут даже несмотря на то, что один из них интегрирует свою страну в НАТО, а другой в его российский мини-аналог — ОДКБ. Один намерен «вступить» страну в Евросоюз, а другой — только развивать с ЕС сотрудничество, и то, если последний не будет, по словам Александра Григориевича, «дергать его по мелочи» (предлагать запускать диалог по правам человека и тому подобное). Так, у Владимира Владимировича есть возможность задуматься: почему Ющенко и Лукашенко могут дружить, несмотря на различные внешнеполитические векторы, а он с Ющенко не может?

Украинское руководство история с Лукашенко имеет, в свою очередь, настроить на другие мысли в российском направлении. А именно — в Киеве нужно понять, что так же, как наивно ожидать демократизации Лукашенко или, тем более, прихода на его место другого лица, никто кроме Путина и Медведева не из «появится и в Москве в ближайшем будущем. Поэтому пора перестать жить иллюзиями, что между российскими премьер «» премьером и президентом конфликт, на котором Украина сможет так или иначе сыграть. Возможно, лучше прислушаться к тем знающих людей, которые говорят о банальном соревнования или конкуренции (кому как ближе) пиар команд или пресс-служб российского премьера «ера и президента и исходить из того, что есть сегодня?

В-третьих, Лукашенко в Киеве — доказательство того, что не только по линии Вашингтон-Москва происходит сейчас перезапуск отношений не на основе ценностей, а на базе абсолютно приземленных интересов. Не будем сейчас с «выяснять хорошо это или плохо, но понятно, что после такого братания с» батькой «, в украинских дипломатов не хватит больше оснований, чтобы намекать американцам что-то вроде того, что приоритетными должны быть отношения со странами, которые разделяют схожие с американцами ценности.

Другое дело, что пока Украина пыталась придерживаться «ценностного» диалога со своими соседями, то максимум, что удавалось обсуждать с белорусами, это вопросы вроде борьбы с нелегальной миграцией. Любые попытки перевести разговор на тему событий в самой Беларуси заканчивались однозначными фразами белорусских собеседников: «курс президента Лукашенко поддерживает подавляющее большинство населения Беларуси».

Другой вопрос, переход по идеологическим на сугубо прагматичные отношения с «батькой», позволит Украине решить главный вопрос между Киевом и Минском — поставить точку в эпопее с ратификацией украинско-белорусского договора о границе. Подписанного и ратифицированного украинским парламентом еще в 97-м. Честно говоря, уже немного смешно выглядит история, когда Украина уже который год подряд Беларусь навязывает полный нонсенс с точки международного права — это связывает ратификацию основного пограничного документа с финансовыми обязательствами Украины, потому что в дипломатических кругах не раз приходилось слышать мнение, что официально ни один долг по Украине не зафиксирован. Речь идет на самом деле о сальдо, которое образовалось между субъектами «объектами хозяйственной деятельности в 1992 году. А если копнуть глубже, то появится много оснований переводить этот долг в государственный, как хотел бы Лукашенко, но и выплывут факты, что на самом деле … белорусские предприятия задолжали украинским. Как-то один уважаемый собеседник, не один год занимался этой темой, предоставил мне информацию, в 1992 году Украина поставила в Беларусь товаров без оплаты на 9500000000. Рублей больше, чем поступило к нам с белорусской стороны.

В конце концов, не так важно, как Украина разрулит эту ситуацию (Петр Порошенко в Минске уже несколько предложил белорусским коллегам), но если по возвращении «родители» из Киева в Минск белорусский парламент не ратифицирует документ о границе, «допуск» белорусского лидера в Киев с официальным визитом можно будет официально считать большой украинской ошибкой. Потому что опять возникнет вопрос: а что, собственно, получила сама Украина, переведя диалог с «отцом» в разряд «только бизнес, никакой политики»?

Вам понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *