Брюссельские новости

Вернулась из Брюсселя, где проходила двухдневная встреча министров иностранных дел НАТО. Правда, двухдневная для таких министров, как немец Гидо Вестервелле, а, например, Хиллари Клинтон подтянулась в бельгийскую столицу только на второй день, таким образом проигнорировав два мероприятия первого — Комиссии Украина-НАТО и Комиссии Грузия-НАТО. И именно поэтому украинскому министру иностранных дел придется знакомиться с госпожой госсекретарем уже в Вашингтоне, куда он активно собирается на днях.

Собственно, про украинские юга в Брюсселе я уже писала в предыдущем блоге. Сейчас решила поделиться некоторыми впечатлениями от того, что происходило в НАТО в течение остального времени. В частности, после двух полных дней в штаб-квартире напрашиваются следующие выводы:

1) Интерес к Украине фактически отсутствует. Планируемый КУН прошел незамеченным для неукраинской публики. Распечатки выступления генсека НАТО в начале Комиссии оставались нетронутыми в кулуарах и на следующий день, в отличие от информации по поводу Афганистана или в отношении Совета Россия-НАТО. В «задокументированном» виде об Украине говорилось дважды. За день до саммита генсек Рассмусен заявил на пресс-конференции, что обязательства «Обязательства перед Киевом и Тбилиси, сделанные в Бухаресте, остаются в силе. Правда, Расмуссен их, на мой взгляд, несколько модифицировал и продолжает модифицировать каждый раз, когда об этом говорит. А именно: в финальном ком «Юником Бухарест записано, что» Украина и Грузия будут членами НАТО «. Точка. Новый генсек, будто цитатой Бухарестском решении, постоянно же что-то импровизирует от себя. В Брюсселе, в частности, он заявил дословно следующее: «Они станут членами НАТО, когда будут соответствовать стандартам и когда этого захотят». Это, возможно, его собственное мнение, но причем здесь Бухарестская декларация?

Хорошо, хоть в финальном заявлении натовской встречи следов самодеятельности Расмуссена не наблюдается, и брюссельская декларация воссоздана корректно — без «если». Разговоры с натовскими чиновниками на тему Украина постоянно заставляли меня вспоминать теорию Гельмута Коля о закрытые и открытые окна в истории: «открытые» делают возможными те или иные события (как было с евро интеграцией наших западных соседей), а «закрытые» — делают невозможным их, как бы настойчиво кто-то не добивался такого воплощения (как в случае с Украиной).

В такие минуты оставалось разве смотреть на флаги стран-членов НАТО во дворе штаб-квартиры и вспоминать слова, если не ошибаюсь, Александра Квасьневского, который как-то рассказал, что как-то находясь в штаб-квартире НАТО выглянул в окно и увидел, как во дворе выкапывают три ямки под флагштоки. Его сердце на мгновение замерло: понял, что одна из этих ямок предусмотрена для его родной Польше. После Польше таких флагштоков установили еще много, но Украина не смогла воспользоваться открытым историческим окном. Теперь даже решительно настроен сенат г. Маккейн в одной частной беседе несколько месяцев назад грустно вздохнул, что надо было раньше более активно заниматься Украины в НАТО, в ближайшем будущем это будет сделать невозможно. Тем более, что я являюсь противником тех теорий, надо подождать п «ять или десять лет, пока в украинском обществе и политикуме появится консенсус по поводу НАТО. Не будет этого консенсуса ни за пять, ни за десять лет.

2) Русский язык в штаб-квартире НАТО можно услышать повсюду. И на нем говорят далеко не только русские. Ко мне лично за два дня успели напроситься попрактиковаться «великим и могучим» три человека: американец, канадец и словенка. Сложилось такое впечатление, что русский в той или иной степени обладают ли не все представители стран новых членов, которые, что самое интересное, наиболее настороженно к России и относятся.

Рискну предположить, что с передачей в руки НАТО афганской операции, интерес к России, олицетворяется на Западе со всем Советским Союзом, только повысился. Аналогии о советской афганскую войну и нынешнюю — в Брюсселе на каждом шагу. Пресс-секретарь генсека НАТО Джеймс Аппатурай однажды даже не удержался и попытался четко артикулировать: ничего общего между обеими войнами нет. И называет несколько аргументов, один из которых — советов афганское население не поддерживало, а нынешнюю иностранное присутствие одобряет, по его словам, более 70%. (Американцы еще любят говорить, что в отличие от Советского Союза, они начали войну в Афганистане только после того, как из этой страны было совершено нападение на страну-члена НАТО).

В то же время, парадокс: при всей «русификации» штаб-квартиры, к русским относятся с традиционной недоверием и подозрением. Представителей российской миссии при НАТО чаще называют шпионами, чем дипломатами. Хорошо известен случай, когда на входе в зал, где проходят внутренние встречи, руководство Альянса вынуждено было поставить охрану, потому что туда, пряча свои бейджики, часто попадали представители российской миссии при НАТО и другие персоны. Коридорам гуляют слухи, что и некоторые переводчики, которые помогают объясниться натовцам с коллегами из других постсоветских стран, «дружат» с некоторыми ведомствами нашего северо-восточного соседа. О Рогозина, как не сложно догадаться, говорят как о человеке, с которым нельзя провести ни одной закрытой встречи: с тайного ли не все сразу становится явным.

Неудивительно, что и сослана неделю назад в штаб-квартиру НАТО российское предложение по поводу заключения Договора о европейской безопасности воспринимается в Брюсселе как-то явно со скрытым подтекстом. Чаще всего этот подтекст объясняют таким образом, что Россия, получив с помощью своего договора, возможности влиять на формирование без пекового пространства в Европе, будет таким образом блокировать расширение НАТО. Лавров на пресс-конференции пытался объяснить, что никаких тайных замыслов у них нет, но у меня сложилось впечатление, что он сам себе противоречил. Шеф российской дипломатии постоянно подчеркивал, что такой документ нужен для того, чтобы одни страны в Европе не решали свои вопросы безопасности за счет безопасности других. Сложно себе даже представить, еще это еще может быть в ситуации, когда одни страны решают вопрос безопасности за счет других, как намерение Украины и Грузии вступить в НАТО и таким образом, как бы решить свой вопрос за счет России. И, кстати, если российская верхушка таки действительно имеет в виду именно это, то тем более интересно: они фактически признают, что вступление в НАТО — все же дает Украине безопасность.

Порадовало, что генсек НАТО Расмуссен, хотя и объявил свое собственное (он до сих пор ведет себя так, будто не является функционером в международной организации, а до сих пор остается премьер-министром страны) желание перезагрузки с Россией, несколько раз уже на своей итоговой пресс-конференции повторил: Альянс считает, что приоритетная площадка обсуждения российского предложения — это ОБСЕ, а не НАТО. То есть, уже на официальном уровне России дали понять: по адресу обратились, друзья.

3) На последней брюссельской встречи стало понятно: на натовские саммиты пора начинать ездить с калькуляторами. Столько цифр не было, пожалуй, ни на одной Министерке. Все они, как не сложно догадаться, касались Афганистана. То сыпятся данные, сколько стран готовы направить дополнительные войска (причем Рамуссен отказался отвечать, сколько среди них стран-членов НАТО, а сколько нет: видно, статистика была бы не очень в пользу Альянса). Так в отдельные таблицы сводятся и раздаются цифры, сколько из них предоставили оборудования для афганской армии, и какое именно (например, Швейцария предоставила три пожарных машины и медицинское оборудование; Чехия — 12 вертолетов etc). То раздается информация, сколько какая страна уже потратила денег на афганские военные силы. Скажем, родина натовского генсека Дания сделала вклад в 2 миллиона евро в поддержку Афганской национальной армии, Германия — 50, а Испания — 4. Натовские генералы не устают брифинге заинтересованную публику, где докладывают, насколько на самом деле еще мало в Афганистане полиции и армии. Если речь идет о полицейских, то например, в Кабуле их показатель на душу населения составляет 4,23, а в Париже — 8,23 (в Дубае вообще 11,35). Что же касается военных, то здесь тоже Кабул, несмотря на войну, которая ведется в стране, значительно отстает: цифра 4 к другу не такая убедительная как 17 к другу в Иордании, или 8 к другу в Иране. Как вы уже, наверное, догадались, Украина в одной из «афганских» таблиц, раздавали в штаб-квартире в ходе министерского заседания, не фигурировала.

Постоянная апелляция к цифрам — не случайно. Именно в них, а не в репликах об общих ценностях заключается вклад конкретно взятой страны в сегодняшнее НАТО. В этом нет ничего удивительного: Альянса в первый раз в своей 60-летней истории предстоит ответить на вопрос, может ли он выполнять свою функцию вне зоны собственно евроатлантической ответственности. Кроме того, пока неизвестно, способен Альянс разорвать связи между поражением НАТО в Афганистане и поражением НАТО как организации — связкой, что понемногу превращается в новый стереотип.

4) «Дамы и господа, я доволен сказать, что сегодня мы удовлетворили запрос Черногории присоединиться к Плану действий относительно членства в НАТО». Так просто, в отличие от прошлогодней истории с Украиной, Расмуссен объявил о предоставлении Черногории ПДЧ. Но я не собираюсь говорить о двойных стандартах — даже не уверена, что такие есть. Они были бы, если бы ПДЧ получила Босния и Герцеговина, также официально обратилась с этим вопросом в Брюссель в начале октября. А так важно другое: Черногория — первая страна-кандидат на членство, которая еще в составе Союзной Республики Югославии пережила на себе военную операцию НАТО, или, как говорят Витренко и Ко, «натовские бомбежки». Так, уже даже черногорцы поняли, зачем им НАТО, а украинцы продолжают наших балканских друзей жалеть и оплакивать ..

Вам понравиться

скачать ассасинс крид истоки торрент бесплатно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *